Афиша Биография ФотоГалерея Медиа Пресса Гостевая Форум Ссылки Контакты Ирина Слуцкая - Золото наших сердец

Версия для печати Версия для печати

Ирина Слуцкая: «Не хочу, чтобы Тема вырос маменькиным сынком»

ДОСЬЕ

Ирина Слуцкая, известная российская фигуристка, телеведущая, посол Олимпиады-2014 в Сочи.

• Родилась: 9 февраля 1979 года

• Образование: окончила Московскую государственную академию физической культуры

• Достижения: первая чемпионка Европы в истории отечественного женского фигурного катания, семикратная чемпионка Европы, двукратная чемпионка мира, двукратный призер Олимпийских игр по фигурному катанию

• Карьера на ТВ: спортивный обозреватель, участница и ведущая ледовых шоу, в том числе телепроектов «Звезды на льду», «Ледниковый период», «Ледниковый период: Кубок профессионалов» на Первом канале

• Семья: муж, детский тренер Сергей Михеев, сын Артем, 5 лет, дочь Варвара, 2 года

Чтобы достичь в спорте таких высот, каких достигла знаменитая фигуристка Ирина Слуцкая, нужно обладать поистине мужским характером. Но, кроме стойкости, упорства, силы, так необходимых в одиночном фигурном катании, у Ирины немало других достоинств: легкий, веселый нрав и большое жизнелюбие. Недаром в сборной ее прозвали зажигалочкой. С уходом из спорта ее огонь набрал еще большую силу. Ирина выходит на лед на профессиональных турнирах, ведет спортивные новости на Первом канале, участвует в ледовых шоу, а еще воспитывает с мужем Сергеем двух малышей — пятилетнего Артема и двухлетнюю Варвару. Воспользовавшись окошком в напряженном графике звезды, мы тут же назначили ей встречу. В детский центр Ирина приехала с сыном, Варенька осталась дома. «Еще маленькая, — строго заметил нам Тема, — чтобы позировать и раздавать интервью». Пока мама работала — беседовала с корреспондентом, Тема, эдакий вечный двигатель, оседлал маленький автомобиль и исследовал все интересные места в клубе.

— Ирина, вы начали заниматься фигурным катанием, когда вам было меньше лет, чем сейчас Артему. А детство‐то у вас было?

— Все яркие впечатления моего детства связаны либо со спортом, куда меня отдала мама в четыре года — чтобы укрепить мое слабенькое здоровье, либо с двоюродными братьями, с которыми я была неразлучна. Летом наша бабушка снимала дом в деревне в Домодедовском районе Подмосковья, и мы с братьями бегали за молоком, на велосипедах летали и в крапиву падали, рогатки от бабули прятали, тайком гуляли по ночам. Бандиткой я не была (смеется), но... хулиганила. Думаю, подобные сюрпризы от моих шустрых деток ждут меня впереди.

— Неужели вы гуляли по ночам? И темноты не боялись?

— Нет, не боялась! Зато помню, что очень боялась... трактора. Мне казалось, что вот приедет эта страшная машина, загребет меня своим ковшом и увезет далеко-далеко. Моя Варвара вообще ничего не боится, а Артем — разве что темноты. Ну еще в пустой комнате сын чувствует себя некомфортно.

— Кто из родителей в детстве больше вами занимался?

— Конечно, мама. Срывалась с работы, чтобы водить меня на тренировки. Старалась присутствовать на всех моих занятиях, даже когда я стала известной фигуристкой. Наставляла, направляла, но при этом умела слышать и слушать. Уроки мы делали всей семьей. Начинали решать задачки с папой, заканчивали с мамой. Помню, как мама учила меня писать цифру 3. Ругалась: «Неужели так сложно ровно нарисовать?» А у меня эта тройка ну никак не получалась. Сейчас смотрю, как мама занимается с Темой, и вспоминаю себя. Мама — мой первый и лучший друг! Я с детства называла ее по имени — Наташей, чем шокировала окружающих. Теперь так ее зовут и мои дети, а заодно и дедушку — Эдиком.

— Значит, бабушка уже готовит Артема к школе?

— Потихонечку. Покупаем книжки с палочками, крючками, где нужно соединить что-то, нарисовать, сравнить (благо сейчас огромный выбор обучающих пособий). Но мы не форсируем события. У нас еще два года в запасе. Решили, что Тема пойдет в школу в неполные семь.

— А в детский сад или на подготовительные занятия сынишку водите?

— Вот в детский сад впервые мы пошли три месяца назад! В самый обыкновенный. Вообще, я не хотела Тему туда отдавать: есть ведь бабушка, няня. Но потом поняла, что ребенку нужно общество, сверстники. А еще Тема уже второй год ездит несколько раз в неделю на учебу в детский музыкальный театр «Домисолька». Ему очень нравится! Они там занимаются и гимнастикой, и вокалом, и сольфеджио. Много выступают. В мае прошлого года в Лужниках я была на их отчетном концерте. Сидела в первом ряду и... плакала. Моя подруга испугалась: «Ира, что с тобой?» «Представляешь, — отвечаю, — каких-то пять лет назад в этом здании я стоялана пьедестале почета с медалью чемпионата мира. А сейчас здесь поет мой сын!» Так неожиданно и символично...

— А дома Артем поет?

— (Со вздохом.) О да...

— Отчего так обреченно, Ира?

— Да потому что он та-ко-о-ой гро-о-омкий и зво-о-онкий! Как затянет вокализы «А-а-а» или песню какую-нибудь... Ужас... Но, что примечательно, Тема поет только тогда, когда хочет. Заставить петь — невозможно.

— А Варя, наверное, Теме подпевает...

— А как же! Все за братом повторяет! Он берет палку — и ей палка нужна. У Темы на прогулке грузовик — значит, и у Вари тоже должен быть грузовик. Когда мне говорили, что младшие дети, глядя на старших, быстрее всему учатся, я не верила. А теперь вижу: правда. В свои два годика Варенька сама одевается, сама на горшок ходит, сама ест! Единственное, пока плохо разговаривает. В активе есть минимум нужных слов: «мама», «папа», «сама», «дай», «ага»... Я ее спрашиваю: «Варя, ну что ты молчишь? Думаешь, тебя и так все понимают?» А она в ответ: «Ага!» У нас как в том анекдоте, помните? Мальчик до семи лет не разговаривал. Родители не знали, что делать. И тут малыш вдруг выдал: «А где сахар?» Родители: «Так ты говоришь?!» — «Ну да! Просто раньше надобности не было: всегда сахар в чай клали» (смеется).

— Значит, Варенька предпочитает играть в машинки?

— Нет, она, конечно, любит кукол и мягкие игрушки. На двухлетие мы подарили дочке коляску. Так Варя повсюду таскает ее с собой. А вот Артем и правда без ума от паровозов и самолетов, они висят у нас всюду, жужжат. Обожает железную дорогу. Умудряется из всего, что может передвигаться на веревочке, делать поезда. Тема разбирается в марках автомобилей. Маленькая, естественно, повторяет все за ним: с азартом играет в большие машины, камазы. Часто нам приходится по два экземпляра автомобилей покупать, чтобы избежать слез и потасовок между детьми (смеется).

— А в войнушку Тема с сестрой играет?

— В пистолеты мои дети не играют! Артем — мирный человек. Очень добрый, открытый, ранимый, эмоциональный. Иной раз на него повысишь голос — может забиться в угол и начать плакать. Поэтому мы с ним аккуратно общаемся. Варя более уравновешенный ребенок. Не капризничает. Но если, к примеру, ей не понравится что-то в одежде — снимет сразу. Она у нас модница, любит красиво одеваться.

— Вы ведь во время второй беременности ждали мальчика, а родилась Варенька...

— Да (улыбается). Мне почему-то казалось, что ношу Феденьку. И сны снились про мальчишку. На УЗИ каждый раз у врачей выпытывала: «Ну как, мальчик?» «Девочка у тебя, девочка!» А когда дочка родилась, я от счастья была на седьмом небе!

— Как‐то мама известного футболиста Динияра Билялетдинова (у нее трое сыновей) рассказала мне такой случай: однажды на детском утреннике к ней подошла одноклассница младшего сына и попросила заплести косичку — и она с ужасом поняла, что не умеет этого делать...

— Если бы мне сейчас сказали: «Заплети косичку», я бы тоже не смогла. Еще не научилась: у Вари коротенькие, тоненькие волосики, к тому же недавно няня ее подстригла. Бегает дочка теперь со смешным гаврошиком. Так она еще и заколки с резинками носить не желает. Уговариваю: «Варенька, посмотри, какая мама в заколочках красивая!» А она в ответ: «Ага!» — тут же разворачивается и все с головы срывает. Посмотрите, какая смешная (Ирина достает мобильный телефон, показывает фотографии Варвары). Вот она красится помадой. А тут «голодный ребенок» — с огромным батоном хлеба!

— Варвара — блондинка!

— Тема тоже таким был, теперь потемнел. Варя шкодливая, смешная, веселая. У нее щечки мои и глаза! Мой папа уверяет, что внучка — вылитая я, по повадкам, внешности, поступкам. Первая наша няня за это даже прозвала ее «шкуркой».

— Ира, легко ли было найти няню?

— Первая няня отработала у нас в доме почти четыре с половиной года. Но мы вынуждены были с ней расстаться. Очень трудно найти человека, который соответствовал бы всем нашим требованиям: любил детей, не ругался, не кричал, не бил их. Был бы умный, добрый, образованный, чистоплотный и аккуратный. Я не прошу убирать квартиру и готовить, но с маленькими детьми нужно общаться, играть, развивать их, следить за их внешним видом. После долгих поисков мы нашли такую женщину. Ее приняли дети! Она умеет быть с ними на одной волне. И я ей доверяю.

— Ира, а какая вы мама?

— Достаточно строгая, но...

— ...справедливая?

— Слабовольная... Только грозить могу, но не наказывать. Я так сильно люблю своих детей! Иной раз Тема капризничает в магазине. Смотрит на меня такими глазами, как у Кота в сапогах из «Шрека»: «Мамочка, ты не представляешь, как мне нужен этот грузовик!» Пытаюсь отговорить его: «Темочка, но у нас есть похожий», а потом сдаюсь: «Какая же я мать? Постоянно в работе, в разъездах, дети меня не видят, скучают. А я в какой-то игрушке им отказываю...» И покупаю грузовик. Вьют они веревки из меня (смеется). И Сережа такой же... И мои родители души в малышах не чают. Но это не значит, что дети у нас стоят на ушах. За провинности, бывает, мы их в угол ставим. Мамой быть — такая ответственность...

— Честно говоря, в современных магазинах игрушек не каждый взрослый человек выдержит: такое разнообразие! А вот что у вас за столом творится? Многие малыши такие привереды: это не ем, это не буду...

— Я счастливая мать: мои дети едят все! И рыбу, и овощи, и мясо. Причем у Вари аппетит получше, чем у Темы: она съедает свою порцию, потом берется за то, что брат не осилил. После забирается к папе на колени, у него что-то в тарелке поклюет. Тема же любит обедать «за кого-то»: «Это — за маму. Это — за папу. За Наташу. За Эдика. За бабу Олю, за деда Сашу...» Всех любит, никого не забудет.

— Тема ходит на занятия в театральную школу. А в секцию фигурного катания?

— Тема уверенно стоит на коньках, но не горит желанием в группе заниматься. Ему хорошо, когда можно покататься с мамой, на маме. Этой осенью мы хотели отдать его в одну школу фигурного катания. Пришли — и нас не взяли!

— Сына известной на весь мир фигуристки?! Не взяли?!

— Ну, ходила не я, а мама. Ей заявили: «Вам четыре с половиной — поздно. Переросток! Мы принимаем с трех лет». Но это же смешно! Многие ребята начинали карьеру фигуриста и в семь, и даже в десять лет — и становились олимпийскими чемпионами! Вообще-то мы с Сережей думаем в легкую атлетику сына определить. Тема бегает как метеор.

— Это мы уже заметили. Ира, вы и сами как метеор, мы вас еле‐еле поймали: то вы на профессиональном турнире, то в отъезде как посол Игр в Сочи‐2014, то на гастролях с ледовыми шоу, а еще телепроекты, регулярно ведете спортивные новости на «Первом». Дети тяжело переживают разлуку с вами?

— Обычно они спокойно провожают меня, целуют и удаляются по своим делам. Понимают: мама уезжает на работу. А сегодня я первый раз увидела, что моя дочь рыдает. Рвалась вот с нами на интервью. Думаю, останься братик дома, она бы так бурно не реагировала.

— Ну, Варенька еще малышка, а с Темой мама уже может и на интервью ходить...

— Сын иногда сопровождает меня и в поездках, был со мной на гастролях в Питере. Я выступала в ледовом шоу, а он переживал у бортика, держал чехлы. И цветы мои потом нес.

— Настоящий мужчина!

— Удивительно, обычно Тема шумный по утрам (если просыпается, будит всех домашних без исключения), а тут тихонечко включил себе мультики и лежал рядом, понимал: маме надо отдохнуть! Вы бы видели, как он ругался на телефон, грозил пальцем: «Ты что звонишь?! Моей мамочке спать мешаешь!» А я действительно так устала, что не могла даже дотянуться до трубки. Но я считаю, пусть все видит сам, и постоянно объясняю: «Все, что у нас есть, не с неба падает. Это потому что мама и папа работают!»

— Работа на телевидении много времени отнимает?

— У меня плавающий график: когда работаю пять раз в неделю, когда два. По три эфира в день — к семи утра приезжаю, в семь вечера уезжаю. Вставать приходится в пять, а я типичная «сова», и ранний подъем для меня как атомная война (смеется). Но мне очень нравится — драйв, прямой эфир!

— Часто ли смотрят телевизор в вашей семье?

— Мы его редко включаем. Разве что каналы «Карусель», «Дисней». Дети знают, что перед дневным сном можно посмотреть два-три мультика, а вечером чаще всего мы читаем книги. Ложимся все вместе в кровать: Варечка с одной стороны, Темушка — с другой. Хотя многие меня ругают, но я разрешаю детям засыпать с нами. А ночью растаскиваю их по своим кроватям. Артем под утро выговаривает: «Мама, что-то я не понял. Я же тебе говорил: ни-ку-да меня не относить!» Так вот, Варвара берет в кровать свою любимую книжку «Цыпленок» Чуковского, древнюю, потрепанную. И я начинаю: «Жил на свете цыпленок... И была у него мама. Вот такая!» Варя встает и широко разводит руками: «У-у-у!» Ложится. «И кормила его мама червячками...» Варя снова встает, показывает и тоненьким голосочком поддакивает: «Та-ки-ми...» Пока ритуал с подскакиванием не закончится, не уснет. С Артемом мы читаем «Простоквашино», «Волшебника Изумрудного города». Но Варе чтения на ночь мало, утром она просыпается и тут же книжкой в лицо спящим тычет, чтобы почитали.

— О, знакомая история! Я тут тоже кое‐что почитала перед нашей встречей — наткнулась на астрологический прогноз Павла Глобы от 2010 года. Он уверял, что у вас, Ирина, будет трое детей. Причем третьего рожать будете лет в 45–50. Как относитесь к поздним родам?

— Ой, как Бог даст! 50 лет, мне кажется, уже перебор. Хотя (смеется), может, через 12 лет я скажу мужу: «Пора за малышом!»

— Мама стала вашим лучшим другом. А что вы делаете, чтобы быть таким же близким человеком своим детям?

— Стараюсь с ними разговаривать на равных. Не давлю авторитетом: мол, я мать, а ты ребенок. Понятное дело, что малыш должен слушаться. Но я рассказываю, что и как у меня, и Тема сейчас со мной делится своими впечатлениями. Пришел с занятий в театре, рассказывает, что и как там происходило. Я понимаю, что у него своя жизнь и когда-нибудь он мне скажет: «Мам, это моя жизнь, и не хочу рассказывать». Он будет прав, и я его отпущу: не хочу, чтобы он вырос маменькиным сынком, который будет звонить и спрашивать: «Мамочка, мне зубки почистить два или три раза в день?» Я хочу сохранить доверительные отношения с сыном.

Текст: Зифа Архинчеева

Источник: Расти, первоклашка февраль 2013 г.

Версия для печати Версия для печати

© 2003-2017 Ирина Слуцкая.Орг. Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей. | (Реклама на сайте)