Афиша Биография ФотоГалерея Медиа Пресса Гостевая Форум Ссылки Контакты Ирина Слуцкая - Золото наших сердец

Версия для печати Версия для печати

У Ирины Слуцкой нет проблем

Знаменитая фигуристка откровенно рассказала «Вечерке» о своей личной жизни.

Победитель по духу и профессиональным достижениям Ирина Слуцкая приехала на интервью с корреспондентом «Вечерки» минута в минуту. «Не люблю опаздывать!», — заметила звезда, снимая прикольную кепку и заказывая у официанта яблочно-морковный сок и овощной салат. «Маленькая Ира» — однозначно самая трогательная фигура в отечественном шоу-бизнесе. Она чрезвычайно эмоционально говорит обо всем на свете, темпераментно размахивает руками и делится с малознакомым журналистом всем самым сокровенным. Всем, кроме того, что касается семьи. Здесь Слуцкая — стена. И все же кое-что нам узнать удалось.

Могу и в лоб дать

— Ирина, твоя повседневная, незвездная жизнь за семью печатями. А так хочется узнать, какая ты вне работы. Можешь рассказать, к примеру, какой ты была в детстве?

— Ничем особенно не отличалась от сверстников, была шебутная. Бегала, прыгала, играла в резиночку, в прятки. Помимо этого, ещё каталась на коньках, танцевала и занималась в музыкальной школе.

— Ощущение, что детство прошло мимо тебя — все по расписанию.

— Не могу сказать, что вообще свободного времени не было, — я и с подружками встречалась, и на улице гуляла, — выкраивала времечко.

— Можно сказать, что детство было специфически советским?

— Конечно, 80-годы. Пупсики были пластмассовые. Мои двоюродные братья делали мне человечков из проволоки. Пускали бумажные плоты в ванной… Все это было. Не могу сказать, что мне это вспоминать неприятно.

— Как думаешь, какая основная черта твоего характера закалялась ещё в то время?

— Не черта, скорее, а энергетика. Я — батарейка. Вчера смотрела в Интернете записи своих программ за 93-94-й годы. Везде как заведенная. Жуть!

— Энергия наверняка, требовала выхода. Что-нибудь родители запрещали?

— Что ты имеешь в виду?

— С мальчиками по вечерам гулять, к примеру.

— Я гуляла, сколько хотела, но мама периодически высовывалась из окна и кричала в темноту: «Арина!» — так меня зовет мама. «Да-да, я здесь», — отвечала я. Мне ничего не запрещали, меня учили, что нужно делать, а что не стоит. Мама всегда предостерегала: «Ни с кем никуда, ни за какие конфеты». Этот запрет до сих пор действует (смеется). Я осторожна с незнакомыми людьми.

— По тебе не скажешь.

— Да, кажусь открытой, я знаю. Но пока начну доверять человеку, должно пройти время.

— Что является критерием доверия?

— Поступки. Я оцениваю людей по поступкам. Чтобы не обманули. Даже в мелочах.

— А часто обманывают?

— Конечно… да каждый день. «Завтра все будет, все сделаем». И ничего. Мелочь, а все — контакта нет, не доверяю.

— Как на это реагируешь? Замыкаешься или можешь нагрубить?

— Можно все что угодно сделать, при желании. И в лоб дать. Просто смысла не вижу. Таким людям это… как с гуся вода. Стараюсь больше не общаться: «привет-привет» и до свидания.

— Могла ты когда-нибудь предположить, что будешь знаменитой?

— Нет, никто не предполагал. Ни я, ни родители. Но помню, что мне хотелось делать только то, что нравилось бы окружающим. Чтобы по телевизору показывали (улыбается).

Все вертится вокруг людей

— И вот сбылось… Ира, понятно, что ты человек, который привык бороться. И в спорте, и в жизни. А было хоть раз так, что ты остановилась и стала плыть по течению?

— Нет, я всегда боролась. За место под солнцем, за места на соревнованиях. Соревнования — это сплошная борьба, — в Америке вообще просто так ничего не бывает. Все, что ты делаешь, — это все ты должна реально уметь.

— А есть что то, чего ты не умеешь?

— Многих вещей. Не умею играть, например, на пианино, хотя хотела бы. Не умею шить. Я не стыжусь своих неумений. При желании можно научиться, добиться своего. При каждом очередном начинании я сначала ищу для себя цель. А потом к ней иду.

— Сейчас ты играешь в спектакле «Антигона». Там какая у тебя цель?

— Совершенствоваться, учиться чему-то новому, быть лучше ото дня ко дню. Постигать новую профессию и добиться в ней результата.

— В связи с твоей новой деятельностью — ТВ, театр — наверняка вокруг тебя много новых людей появилось. Скажи, а что обязательно должно наличествовать в человеке, чтобы ты стала с ним общаться?

— Отталкивают меня фальшь и лицемерие, а привлекают ум и целеустремленность. Очень ценю профессионализм. В любом деле.

— Можешь сказать, что любишь больше всего на свете?

— Я люблю жизнь, свободу, природу и… поспать.

— Последнее удается, конечно же, не часто?

— Но когда удается, сплю сутками.

— А чего ты не любишь?

— Очень не люблю мыть посуду. И плохое настроение — свое и окружающих.

— Что считаешь своей самой большой личной победой?

— Мой малыш, конечно же! Ну, это другая жизнь совершенно. До и после него. А так — мои родители, мои учителя, мои друзья, моя семья.

— Прежде чем эти победы стали твоими, что было труднее всего пережить?

— Сложно говорить конкретно. Опять же все вертится вокруг людей. Когда понимаешь, что общаешься с человеком, которому от тебя только выгода нужна. Больно. Шишки набиваешь. Сложно пережить то, против чего бессилен. Болезни… Мы их не выбираем, они сами нас выбирают. И опять приходится бороться. С собой прежде всего.

— В трудные моменты жизни — а таких у тебя было предостаточно — к кому ты обращалась за помощью, советом? Есть такие люди?

— Могу и постоянно обращаюсь. Близкие мои. Эти люди всегда скажут мне всю правду, не будут бегать вокруг меня и умиляться: «Господи, какая ты гениальная!»

— Говорят, друзья те, кто выходит в дверь, когда все остальные уже вышли. У тебя такие есть?

— Да. Но без имен, пожалуйста. Впрочем, это все не медийные лица. И слава богу. Кстати, это я называю счастьем — когда есть те, к кому ты можешь прийти в любой момент, кто может тебя поддержать и выслушать — независимо от твоих побед и поражений. Кому ты нужен безусловно. Я берегу свой союз с такими людьми. Боюсь впускать туда чужих.

— Ревнуешь друзей?

— Не в этом дело. Это внутреннее. Я не буду держать за руки и говорить: «Не ходи туда». Это глупо. Просто я люблю и дорожу, значит, держу. Я стою горой за своих друзей.

— А как же семья?

— Пойми, семья — это другое. Семья — это сплошной компромисс. Нельзя сравнить отношения женщины с подругой с отношениями женщины и мужчины. Понятно, что мой муж на мою работу смотрит с одной стороны, а друг или подруга — с другой. Муж же не разбирается в том, что я делаю. Как и мама. Я для них родной человек. Так же, как и они для меня. Все, что они будут делать, для меня гениально. А для них все, что бы я ни делала, будет прекрасно.

Антигона — это я

— В какой момент ты почувствовала, что вы с Сергеем одна семья?

— С первых дней знакомства. Появился вдруг человек, который тебя ждет с гастролей, ради которого ты оттуда возвращаешься, которому готовишь завтрак в постель… И такое бывало (смеется). Хотя я это не приветствую.

— Без чего семейный союз рухнет?

— Без ребенка. Без взаимного уважения. У нас с мужем все поменялось с рождением сына. Мы стали ещё сильнее и крепче связаны друг с другом. Уже навсегда.

— Можешь признаться в каких-то ошибках на заре семейной жизни?

— Я очень вспыльчивая и капризная. Все ошибки с этим связаны. Они были, и, к сожалению, есть. Как я ни борюсь. Но я стараюсь, честно.

— Ирина, ты дома другая?

— Нет, я и там батарейка. Когда у меня вырисовываются выходные, муж напрягается: «Господи, иди сходи куда-нибудь, иначе весь дом сейчас разнесешь!» Я могу несколько дней ничего не делать — лежать и читать. Но потом — взорвусь.

— И что читает Ирина Слуцкая?

— Люблю классику. Сейчас, к примеру, на моем столике лежит Станиславский. Вылеживается (смеется). Ремарка перечитывала 25 раз, очень его люблю. «Театр» Моэма знаю наизусть.

— Театральное закулисье от спортивного сильно отличается?

— Кардинально. В нашем театральном проекте все дружат, все общаются, а в спорте… в спорте, извини, каждый сам за себя.

— Что тебе близко в характере твоей героини Антигоны?

— Все близко. Антигона борется за справедливость и свободу. Из века в век проблемы одни и те же, меняются только действующие лица. Бороться с этим должен каждый человек.

— Опять бороться. А попытаться убедить можно?

— Убедить-то можно, но убедится ли человек? Я могу долго убеждать, спорить, ругаться. Но иногда без толку.

— Сама на компромисс можешь пойти?

— Когда как. Я могу признать, что не права, но иногда остаюсь при своем мнении. Никто меня не переубедит, если так. И сделаю я все по-своему.

Когда корона цепляет небеса

— Все дети талантливы, есть такая аксиома. Твой малыш маленький совсем, но, может, таланты уже заметны?

— Знаешь, я думаю, если быть нормальным родителем, таланта в ребенке искать не надо. Родители должны направить, а ребенок пусть сам выберет свою судьбу. Лепить из своего ребенка звезду… (делает круглые глаза). Есть у меня пример один. Когда такое вижу, вот, клянусь, мне хочется по попе надавать ему. Ребенок же, а уже не здоровается: мол, а ты кто такая вообще? Жуткая вещь. Нельзя так. И это ошибка взрослых. Ребенок должен быть воспитанным, образованным, культурным.

— Но какие-то планы относительно малыша все же строишь?

— Хочется ребенку дать нормальное образование. Но это не планы, это реалии. Без выкрутасов образование. Хочу, чтобы сын выбрал сам. Хотя меня в детстве мама заставляла, я плакала и кричала «не пойду на этот лед!» Но заставила и переубедила, и в итоге я полюбила фигурное катание.

— Так, может, так и надо?

— Может быть, я не знаю.

— Сказала, что не хочешь растить ребенка-звезду. А как у самой насчет звездной болезни?

— Я болезненно воспринимаю любое проявление звездности. «Звездуны» меня отталкивают. Недавно вроде общались, все нормально было, и вот раз — здоровается сквозь зубы. Вчера вроде вместе, а сегодня корона небеса цепляет. Больно мне, когда так. Я никого не осуждаю, но общаться не буду.

— А сама неужели никогда-никогда не болела?

— Если даже что-то и было, мои близкие указывали, где я не права. Кроме того, у меня нет водителя, охранника, домохозяйки, няни. Казалось бы, непременные атрибуты звезды. Не то чтобы я этим горжусь, а просто умею обходиться без этого!

— Ты сама за рулем? Наверное, гаишники не штрафуют?

— Я стараюсь быть аккуратным водителем. Маленькая Ира на большом «Ленд Крузере». Хочу новую модель, да как-то не могу прийти и попросить кого надо. Не могу, и все. А так — не пришлось бы в очереди на машину стоять долгими месяцами…

— Думаю, многие согласились бы тебе помочь за спасибо.

— Возможно, но все равно не могу. Так и не научилась использовать свое имя в нужных целях.

— И все-таки, наверное, про отсутствие охраны и домохозяйки ты лукавишь.

— Ну это же смешно: идет Слуцкая, а возле нее охранник! Это понты, извините за сленг.

— Хорошо, но как же без няни? Тебе же всегда некогда. Когда тебе удается видеться с маленьким?

— Все свободное время. А так я, Сергей, мама — мы меняемся. Хотя насчет няни ты права. Наверное, придется в ближайшем будущем задуматься.

— На кого твой сын похож?

— Пока на мужа. Вылитый муж. Даже обидно (смеется).

В движении

— Ирина, вокруг тебя всегда полно слухов и сплетен. Писали, что ребеночек родился недоношенным… Тебя все это может задеть?

— Вот как раз этот слух и задел. Тем более что все это абсолютная неправда. Какое кому дело, как и когда я рожала? Это моя личная жизнь, я такой же простой смертный человек, как все, и имею право на СВОЮ жизнь! Когда пишут всякую чушь, что я там наследство получила от троюродной бабушки в Израиле или вложила миллионы в ресторан, а ещё у меня есть якобы большой дом на Николиной горе — кстати, не отказалась бы, — это смешит. Но когда трогают мою личную жизнь, это… низко. Ребенок у меня родился на 39-й неделе, это норма. Все, вопрос закрыт.

— Можешь оставить все ради семьи?

— Нет. Я — раба своей работы. Я не могу без нее жить. В движении я живу. Как только останавливают — все.

— А отдыхаешь как?

— Езжу на море, общаюсь с друзьями. Вот в Турции втроем недавно были.

— Ира, тебя все привыкли видеть совсем не по-женски сильной. Расскажи о своем типично женском каком-нибудь пристрастии.

— Я жуткая шмоточница. Особенно в том, что касается домашнего интерьера. Всякие пододеяльнички, простынки, открывашки смешные, занавески, безделушки… Ужас. Все в дом тащу. Слонами у меня все заставлено.

— Слонами?

— Да, это моя болезнь. В детстве стояли на серванте советские слоники, и я сказала, что у меня будут такие же слоны, только со всего мира. Вот воплощаю в жизнь эти слова. Где я только не была и каких только слонов не везла».

— А что есть в России, чего нет нигде?

— Беспредел. И с этим мне приходилось сталкиваться. Как мы живем… такого нет нигде, хотя, может, я была не во всех странах… И тем не менее я очень люблю Россию. Я патриотка! Я обожаю нашу природу и не променяю её ни на что. Березки, ландыши, запах скошенной травы, трели соловьев… Моя бы воля, я бы в лесу жила. Так мне там хорошо.

— А по жизни все у тебя хорошо? Можешь сказать, что счастлива?

— Да, абсолютно. Но всегда можно добавить ещё (смеется).

— Чего хочется добавить сейчас?

— Хочу роли в кино. Можно пока не главную, для начала (смеется). А ещё хочется, чтобы меня перестали спрашивать о моей болезни и о том, что я из-за нее пропустила соревнования. Я ничего не пропускала, когда могла, тогда и каталась. У меня нет проблем, запомните: у меня все хорошо. Всегда. Я смотрю на мир радостно и позитивно. И он меня пока не подвел.

— А что касается личной жизни, есть мечты?

— Ну, как минимум ещё двоих (улыбается). Когда? Как Бог решит.

ДОСЬЕ «ВМ»

Ирина Слуцкая родилась в Москве 9 февраля 1979 года. Окончила Российскую академию физкультуры в 2000 году. Росла слабым ребенком, часто болела, и поэтому мама отвела её в секцию фигурного катания. Начала кататься на коньках в возрасте четырех лет. В шесть лет её тренером стала Жанна Громова (которая тренирует её и по сей день). Впервые став чемпионкой Европы в 1996 году, Слуцкая семь раз повторила свой успех. В 1997 году на чемпионате мира во время тренировки Ирина получила травму спины. После короткой программы она безупречно откатала произвольную.
Пропустив сезон и вернувшись на лед, Слуцкая побеждала на чемпионатах России, Европы, мира, этапах серии Гран-при. Призер Олимпийских игр 2002 и 2006 годов. Замужем, растит сына.

Наталья Пенькова
«Вечерняя Москва», № 98 (24876)
05.06.2008 г.

Версия для печати Версия для печати

© 2003-2017 Ирина Слуцкая.Орг. Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей. | (Реклама на сайте)