Афиша Биография ФотоГалерея Медиа Пресса Гостевая Форум Ссылки Контакты Ирина Слуцкая - Золото наших сердец

Версия для печати Версия для печати

Салфетка для Ирины

Сразу после встречи с Ириной Слуцкой я захотела снова взять это интервью. И вообще, заново пережить те два дня, когда у нас в Екатеринбурге выступали знаменитые фигуристы-олимпийцы. Беседуя с Ириной, я даже забыла попросить у неё автограф — просто получала удовольствие от каждой минуты общения. И могу предложить вам взглянуть на неё моими глазами.

Салфетка для Ирины

Об интервью со Слуцкой я мечтала полгода, с тех пор, как узнала, что после Олимпиады у фигуристов будет тур по стране. Хотела начать разговор словами: «Ирина, у меня на две причины больше любить вас, чем у остальных зрителей. Во-первых, в первом номере „ТелеШоу“ была статья о вас. А во-вторых, насмотревшись на вас, я сама пошла учиться фигурному катанию».

Я решила, что хочу подарить Ирине что то, сделанное своими руками. Думала, буду смотреть Олимпиаду — и ваять из глины скульптурку фигуристки. Но скульптурка, мягко скажем, не вышла. Тогда я взялась шить для Ирины салфетку. Из хороших материалов, со стразами Сваровски, с кружевами. Когда картинка сложилась, ахнула: да! — фигуристка на льду, с букетами цветов и брызгами льда, но рисунок напоминает скрипичные ключи. Ирина, лёд и музыка.

И вот я в отеле «Аквапарк», где поселили фигуристов. Нас просят подождать: вчера после шоу олимпийцы поздно легли, к местному времени ещё не привыкли. В общем, Ирина пока спит. Ждём. Показываю салфетку администратору отеля. Она смотрит на меня соболезнующе: «Ой, девушка, они к подаркам так себе относятся, чемпионы-то…» И начинает щебетать про итальянку Сильвию Фонтану, которая в шоу на ура откатала показательный номер с туринской Олимпиады. Мол, такая прелесть, такая непосредственная. Тут же непосредственная итальянка возникает в фойе — в шлёпанцах, майке и трениках.

И вот выходит Ирина. Розы от нас с фотографом принимает как само собой разумеющееся, а вот салфетку мою берёт слегка смущённо: не ожидала. Всё-таки не правы тётеньки-администраторы: если дарить с душой, это производит впечатление и на чемпионку. Рассыпаю веером обложки «ТелеШоу». Ирина берёт номер с «Гарри Поттером». «О, „Гарри Поттер“ — последний фильм, на который я ходила. Подружка меня затащила. Ужас какой то, никак не для детей!»
Интервью и съёмка — прямо в фойе. «Я надеюсь, вопросы будут корректными?» — спрашивает агент. Ну естественно, я в своём уме. И даже не собираюсь рассказывать, как рыдала всю ночь после того, как Иру засудили в Турине. Ну нет у неё золота Турина — зато, как сказала ведущая на шоу олимпийцев, есть золото наших сердец.

«Ой, я на обложку без косметики и без причёски что ли? — засмущалась Ирина. — Ребята, так не пойдёт». Мы с фотографом слегка замялись и стали убеждать Ирину, что она прекрасна, что на обложке «ТелеШоу» люди выглядят естественными. Но Ирина распорядилась — и через секунду её села гримировать Сильвия Фонтана. Наверно, Сильвии часто приходится это делать, ведь олимпийский тур длится 10 дней и во всех городах по душу Ирины выстраивается очередь журналистов. Когда Слуцкая отвлеклась, Сильвия с улыбкой повернулась ко мне. Я от неожиданности разразилась длинными комплиментами о том, каким ярким было её выступление и во вчерашнем шоу, и на Олимпиаде. Итальянка дослушала меня до конца и только потом невозмутимо сказала: «Я не понимаю русский». Для обложки Ирина снимается, как профессиональная модель. Чётко выполняет просьбы фотографа, делает нужное выражение лица, поднимает руки. Вокруг собираются зеваки. Мужчины преимущественно. Услышав рингтон песни «Зверей» «До скорой встречи», Слуцкая поворачивает голову: «А вы мне мелодию на блю-туз скинете?» «А вы мне дадите ваш номер телефона?» — реагирует мужчина. «А зачем вам мой номер? У вас что, блю-туза нет?» Получает SMS-ку от хорошего друга — Константина Хабенского. «Он спрашивает, во сколько встают чемпионки, — сообщает агенту. Смеётся: — У нас с ним виртуальный роман». Разговаривает по телефону, со смехом говорит, что она «в Е-бурге» (ударение на У). В шутку пикируется с агентом, решая вопрос, будет ли у неё лёд для тренировки перед новым шоу. «Да ты даже по телевизору заявила про меня: «Кто-то обещал мне лёд». «Да? Папарацци хреновы!» — беззлобно ругается Ирина. Нонсенс: сижу рядом со Слуцкой и обсуждаю свои занятие фигурным катанием. Говорю, что катание заставляет каждый день делать зарядку. «А я зарядку не каждый день делаю», — улыбается Ирина. Что ж, она может себе это позволить!

«Организм крепче коньков»

— Ира, после таких замечательных выступлений, как вчера, кому хочется сказать спасибо? Сколько человек стоит за Ириной Слуцкой?

— Ну, если я всех назову, на это не хватит всего вашего журнала. Ирина Слуцкая — это не только я, это большая команда людей. В первую очередь, конечно, тренер (Жанна Громова — единственный тренер Ирины с 6-летнего возраста. — «ТШ»), родители и муж. А потом уже врачи, без которых я давным-давно никуда не поехала бы, постановщики программы, хореографы, человек, который занимается моими коньками, точит и ставит их, люди, которые шьют мои костюмы. Все, кто постоянно рядом, но, к сожалению, их никто не видит.

— Сколько сезонов выдерживают коньки?

— Ботинки ставятся на лезвия в конце сезона, и катаются на них сезон, максимум два. У меня ботинки выдерживают только сезон. После этого ломаются и не выдерживают тех нагрузок, которые выдерживает наш организм. (Смеётся.)

— Расписание вашей жизни — какое оно?

— Смотря в какой период жизни. Если это соревновательный период, то тренировка-дом, тренировка-сон. Если период межсезонья, то это и институт, и встречи с друзьями. Я совершенно нормальный человек: и за город люблю съездить, и в кино сходить, и с людьми много общаюсь. Я очень разносторонняя.

— Институт — это телевизионная школа Останкино? Вчера на пресс-конференции отметила: у вас такой поставленный голос, как у ведущей новостей.

— Перестаньте. (Ирина даёт понять, что наивная лесть не прошла.) А в школе Останкино я отучилась два-три месяца. Больше я там не учусь. Так бывает: одному изданию сказал, а десять додумали. А что касается института, то, конечно, сложно: я же не могу, как нормальный человек, учиться с утра до вечера, поэтому мне приходится выкрадывать минутки, чтобы посещать занятия. (Ирина призналась, что учится на втором курсе в ГИТиСе, но попросила не развивать эту тему. Наверное, из суеверия.)

«Серёжа, слоны!»

— Сложный был выбор, куда ехать: в тур по России или на чемпионат мира в Калгари?

— Нет, выбор несложный, потому что решено было заранее: мы будем выступать здесь. У меня уже есть не один титул чемпионки мира, поэтому я ничего не теряю. Один, два или десять — разница небольшая. А вот покататься в России — не знаю, когда и удастся…

— Весь Интернет вопит: «Ирина, не уходи!» Как вы относитесь к этому: с пониманием или есть лёгкое раздражение, что на вас пытаются влиять?

— Меня фанаты вообще никогда не раздражают. Ради них мы живём. Я очень люблю тех, кто за меня болеет, просто иногда нет возможности это выразить.

— Как вы считаете, если вы уйдёте в профессионалы, у трансляций чемпионатов фигурного катания упадёт рейтинг?

— Но я же просто часть этого спорта. Нет незаменимых: на одного всегда найдётся замена. И, как сказал великий, всё удовольствие не вечно, и с этим надо смириться. Хочу верить, что будут яркие личности, как вот сейчас наше поколение.

— А без соревнований не соскучитесь?

— Но я же не ухожу из любителей. Я сама ещё не определилась. Все мне говорят, что я ухожу. Ну спасибо за то, что меня уже ушли. Я лично пока ещё не в курсе.

— Ирина, это замечательно! И когда вас увидят телезрители?

— Ну, сейчас-то сезон закончился. Будут ещё чемпионаты. Хотя не стану загадывать вперёд.

— В Турине вы обронили фразу: «Пора стать мамой». Если появится ребёнок, что будет для вас важнее — он или всё же спорт?

— Когда появится, тогда мы с вами и поговорим, хорошо? Сейчас я не могу отвечать на эти вопросы.

— В будущем не хотите стать тренером?

— Ой, нет. Только не это. Подтренировывать — можно, а реально тренировать — нет. Я смотрю на своего тренера и понимаю, что она просто героиня.

— Многие называют героиней вас — в спорте. Но в личной жизни с мужем вы наверняка мягкая…

- Давайте мужа и свою личную жизнь я оставлю себе, хорошо? — говорит Ирина, но многозначительно добавляет: — Приятно быть героиней, но каждой женщине нравится быть слабой.

— Ну хорошо, зайдём с другой стороны. Мужья великих спортсменок должны быть знатоками спорта? Сергей отличит тулуп от риттбергера?

— Это приходит с годами. Муж сперва ничего не понимал в фигурном катании. Но если живёшь рядом с фигуристкой… С подружкой вот у нас диалог был: «Ну, ты как?» — «Ну как? В туалет иду флипами, а из туалета — лутцами». Когда настраиваешься на соревнования, всё время это в голове постоянно держишь, постоянно имитируешь, как сделать, как прыгнуть, куда ногу, куда руку. И кто на это смотрит, хочешь не хочешь, все элементы выучит. Я думаю, Сергей уже всё прекрасно знает. У меня тренер смеялась: её сын — хоккеист и никогда не понимал, какие прыжки я прыгаю. А потом говорит: «Мама, я понял: когда Слуцкая едет через весь каток и где-то там под бортом падает, значит, она упала с лутца». Потому что раньше, когда я была маленькая, я разбегалась через весь каток, долго-долго стояла, а под бортом падала. Он так и запомнил: если там падаю, значит, это был лутц.

— Вы собираете мягкие игрушки, которые дарят поклонники…

— И сама покупаю. Я росла в Советском Союзе и была обделена той красотой, которой были напичканы дети заморских стран. Году в 1992-м я поехала за границу в первый раз — это была важная поездка для меня: город Пхеньян, юниорский чемпионат мира. И мне на лёд бросили красивую игрушку — ярко-салатового динозаврика. Как же он мне понравился! Вот я и решила собирать мягкие игрушки, ведь они такие красивые.

— У вас ещё коллекция слоников, говорят…

— Слоники у меня не мягкие. Но первый мой слоник был плюшевый. Очень красивый, я его случайно купила в американском супермаркете. А потом начала всяких слоников собирать — керамических, деревянных.

— А на живых не пробовали кататься? Вам бы пошло.

— Нет, не каталась. Хотя я их трогала, гладила. Как-то пришла в цирк (я очень цирк люблю) и в антракте смотрю: люди столпились. Я мужа схватила, кричу: «Серёжа, слоны!» Ломанулась к этому слону, всех распихала с воплем «А-а-а! Слоник!»

«Пока не ударюсь — не успокоюсь»

— Слышала, что вы хотели бы перевезти родителей из их однокомнатной квартиры в более просторную, но они не соглашаются…

— Это папа не соглашается: у него с этой квартирой очень много связано. Им там удобно — и слава богу. Будет у меня возможность и они согласятся — я их обязательно перевезу.

— Я читала, что ваша мама прятала от вас коньки. Она была против ваших занятий катанием?

— Да, она прятала от меня коньки в стиральной машине. Но не потому, что была против моих занятий, наоборот, для дисциплины. Она мне сказала так: «Если я хожу на работу, то и ты должна относиться к катанию как к работе. Хочешь кататься — приходи и работай». Я с детских лет воспринимаю катание как работу, поэтому не имею права сачковать.

— Комментатор на Олимпиаде говорил, что вы привезли с собой в Турин доску для сноуборда и собираетесь заняться хафпайпом.

— Доску я с собой никогда не вожу, а хафпайп мне действительно нравится. Я каталась бы в Турине, просто у меня болит колено. И фигурное катание я поставила на более высокое место, нежели удовольствие от занятий сноубордом. Просто я немножко сумасшедшая в этом плане: если что-то начинаю делать, то делаю до конца. Сноуборд, кстати, не исключение. Пока пару раз не ударюсь, не успокоюсь.

— А на роликах летом не катаетесь? Есть ролики для фигурного катания — на них можно отрабатывать элементы.

— Я на обыкновенных гоняю. Пассивный отдых — не для меня. Я люблю активный. Поэтому летом — ролики, велосипеды, плавание, зимой — сноуборд, лыжи. Всё для меня.

— По телевизору какой вид спорта нравится смотреть?

— Я болею за всех наших. У меня очень патриотичная натура, хочу, чтобы наши всегда побеждали. Из зимних видов полюбила смотреть сноуборд, фристайл, из летних — гимнастику спортивную, художественную тоже прикольно посмотреть. Люблю прыжки в воду — как акробатику. К лыжникам и биатлону спокойно отношусь, но всё равно болею, слежу за их результатами.

— Чемпионат в Калгари совсем не сможете смотреть? Болеть за Лену Соколову, например?

— Да нет, нашим мы уже пожелали удачи. Если будет возможность, конечно, буду смотреть, но думаю, что у нас не получится.

— На вашем сайте написано, что вы очень любите «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова. А сериал вы смотрели?

— Не смотрела. А булгаковский роман — это книга вечная. Но у меня очень много любимых книг, я не могу даже назвать их все. Я люблю читать и читаю много. Не могу же я читать только то, что нужно для учёбы! Вот сейчас читаю Аристофана, комедию «Лягушки».

— В Екатеринбурге вы во второй раз. Сейчас другие ощущения?

— Конечно! В первый раз мы приезжали в конце мая, было жарко. Когда мы улетали отсюда, я бегала около аэропорта в майке, и мы искали не то черешню, не то клубнику. А сейчас прилетели — зима, холодно…

— Говорят, что вы любите заниматься шопингом.

— Обожаю. Перед соревнованиями часто иду по магазинам — отвлекаюсь. Слава богу, у меня есть возможность покупать практически всё, что мне нравится. А кстати, где тут поблизости есть большой магазин? (Заговорщически.)

— Да вот, в двух шагах от гостиницы, «Екатерининский». Вам нужно что-то купить?

— Да нет, просто пошмонаться.


Журнал «ТелеШоу» (Екатеринбург) № 12, 2006 г.
Светлана Воронова

Версия для печати Версия для печати

© 2003-2017 Ирина Слуцкая.Орг. Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей. | (Реклама на сайте)