Афиша Биография ФотоГалерея Медиа Пресса Гостевая Форум Ссылки Контакты Ирина Слуцкая - Золото наших сердец

Версия для печати Версия для печати

Ирина Слуцкая: «За все на свете надо бороться!»

Красивый высокий взлет — и падение. Но надо найти в себе силы подняться и снова устремиться вверх. В спортивной карьере Ирины Слуцкой было такое. И кому, как не ей, высококлассной фигуристке, выпускнице института физкультуры, знать, как же больно бывает ударяться — и не только об лед. И как потом трудно вставать и начинать все сначала. В прошедшем сезоне Ирина стала первой на чемпионате Европы — в четвертый раз. Но опять не удалось выиграть первенство мира. В Ванкувере она в упорной борьбе уступила своей постоянной сопернице американке Мишель Кван.

Ирина бросает на меня задорный взгляд. В её глазах проскальзывает еле уловимая детская смешинка. Мужественно увиливая от моих сложных вопросов, она ставит все на свои места, а потом взмахивает своими длинными ресницами и виновато улыбается. Её ершистость, конечно же, защитная реакция, в глубине души она — добрый и мягкий человек. Но в большом спорте нельзя быть мямлей. Силу воли у юных спортсменов воспитывают с детства. Так и было с Ирой. Однако эта её мальчишеская детскость, похоже, неискоренима.

Да и нужно ли притворяться слишком взрослой? Не лучше ли оставаться самой собой — Ириной Слуцкой?

С интервью получилось не все сразу — сперва я попала на её день рождения — на Стадионе юных пионеров, где тренируется чемпионка Европы, между раздевалкой и ледовой площадкой были накрыты столы со сладостями. В тот самый момент, когда я вошла, спортсмены поднимали бокалы с шампанским за Иринино 22-летие. Поэтому мучить вопросами я её не стала. Второй раз, простояв в дорожной пробке, опоздала к назначенному времени. Ира меня просто не дождалась — режим есть режим. На третий раз получилось. На том же самом стадионе Ира проводила утреннюю тренировку. Тренер Жанна Громова внимательно следила за выступлением чемпионки и ещё за десятком юных фигуристов.

После тренировки расположились в раздевалке, я включила диктофон, нажала на «запись»…

— Ира, когда мама привела тебя на Стадион юных пионеров, в специализированную детско-юношескую школу олимпийского резерва, тебе сразу понравилась эта затея?

— В детстве я много и часто болела, поэтому врачи посоветовали «отдать девочку в спорт». Ну мама и решила, что лучше всего мне заняться фигурным катанием. Сперва я не хотела идти, плакала, отбивалась. А через несколько занятий так втянулась, что понравилось.

— Характер с детства показывала?

— Да уж. Я поняла, что, если своим умом до чего-то не дойду, ничего у меня не получится. Так что на собственных ошибках и учусь. Всегда любила спорт: бегала на лыжах, прыгала с парашютом. Отчаянная.

— У тебя мамин характер?

— Свой (смеется).

— А братья или сестры есть?

— К сожалению, нет. Хотя всегда мечтала о старшем брате.

— Тебя фигурное катание никогда не разочаровывало?

— Нет. Это моя жизнь. Обожаю этот вид спорта за то, что сама могу создавать необходимую атмосферу на льду, люблю быть в центре внимания, выступать в ярких, праздничных костюмах. — Твой бессменный тренер — Жанна Громова. Вы так давно друг друга знаете, что, наверное, уже почти родственниками стали…

— К Жанне Федоровне попала в шесть лет. До того занималось у разных тренеров. Первые свои впечатления от Жанны Федоровны воссоздать сложно, ведь я была ещё совсем маленькая. Но мы сразу нашли общий язык и, как мне кажется, до сих пор прекрасно понимаем и дополняем друг друга. Без нее я — никуда, мы — одно целое, которое пока нельзя разделить.

— Бывало так, что ты Жанне Федоровне доверяла больше секретов, чем маме?

— Да нет. У меня с мамой прекрасные отношения — позавидовать можно! Мы как две подружки, но в то же время, когда надо — она мне может и по мозгам надавать! (смеется). А тренер — это тренер. Это работа. Меня мама никогда не подавляла и не читала нотаций. Однажды сказала: «Хочешь курить — пожалуйста, попробуй». И знаете, после этих слов у меня пропала всякая охота «пробовать». То же самое и с алкоголем. Выпиваю совсем по чуть-чуть, только по праздникам. Честно говоря, я не понимаю, в чем здесь кайф.

— Любишь тусовки?

— Меня никогда не привлекали ночные клубы и тусовки. Пару раз походила по клубам, мне не понравилось. Люблю спокойные, семейные компании. Обожаю выезжать за город — на шашлыки.

— Ну, а как насчет увлечений?

— Обожаю кататься на роликах, сноуборде и на… собственной машине.

По секрету скажу: Ирина любит песни в исполнении «Иванушек Интернешнл» и часто ставит их во время тренировок. Когда-то мечтала познакомиться с членами группы — Игорем Сориным и Андреем Григорьевым-Апполоновым — Рыжим. Мечта сбылась! Что не подвластно простым смертным, вполне реально чемпионкам… Ира знала наизусть песни Игоря, а Рыжему могла спокойно позвонить по телефону, чтобы поболтать по душам. Смерть Игоря Сорина потрясла спортсменку, в одном из интервью она сказало, что «поступки Игоря нельзя оценивать обычными мерками — он был гениален».

— Ира, много твоих ровесников не могут жить без наркотика. Как ты думаешь, почему наркомания стала нашим национальным бедствием?

— Наркоманы, по-моему, — это люди, которые не могут найти разумный выход из сложившейся ситуации и не умеют жить полной жизнью. Они уже не могут по-настоящему радоваться каждому дню и теми самым создают себе массу проблем. Думаю, что наркотики употребляют не от хорошей жизни. Часто на этот путь их подвигают так называемые «друзья», от которых надо бежать куда подальше. Мне кажется, что часто корень зла кроется в отсутствии взаимопонимания и теплоты в семье. Наверное, наркомания и раньше существовала, просто от людей скрывалась правдивая информация. А сейчас дошло же до того, что можно пойти на улицу, спокойненько купить и заглотнуть любой наркотик. Ну, заберут тебя в милицию, а через 10 дней отпустят! А что дальше-то?

— Как ты относишься к проблеме допинга в спорте?

— Не думаю, что в фигурном катании кто-то будет принимать стероиды, чтобы повыше прыгнуть. Если у тебя нет навыка прыжка, ты хоть обкушайся этого допинга, все равно не достигнешь желаемого результата. Если только кто-нибудь из «доброжелателей» не подсунет таблетку в пищу.

— А такое бывает в спорте?

— Бывает, не бывает, но вдруг…

— Какие черты характера ты в себе вырабатывала, чтобы стать чемпионкой?

— Мне ничего просто в жизни не давалось. Всегда приходилось проходить через синяки и ушибы. Если у человека есть желание работать, есть упорство — все получится. Хотя, когда меня совсем маленькую привели на каток, я и не думала ни о каких чемпионских титулах — просто занималось на совесть. Придерживалось маминой формулы: «Желающих много, а чемпион один». Потом вдруг стало получаться, захотелось побеждать, добиваться лучших результатов, выигрывать медали.

— А как удавалось совмещать учебу в школе с напряженными тренировками?

— Первое время училась хорошо, а потом, когда начались серьезные выступления и победы, стала пропускать занятия. Но меня учителя понимали и спокойно отпускали на тренировки. Когда после долгого отсутствия приходила в школу, за спиной слышала: «О! Слуцкая пришла! Значит, скоро выпадет снег!» (смеется)

— Ира, у тебя много подруг?

— Скорее приятельниц, чем подруг. Думаю, друзей не может быть много, а близкая подруга у меня одна.

— После первых побед, наверное, появились и завистники?

— Стараюсь общаться с теми, у кого по отношению ко мне нет задних мыслей. Наверное, кто-то и скрывает зависть, иногда какие-то слухи доходят, но… (смеется) без этого мир был бы неинтересен.

— Основная твоя соперница — американка Мишель Кван. Ты общаешься с ней вне катка?

— Конечно. И лицо мы друг другу не царапаем (смеется). У нас нормальные отношения, никто друг о друге плохо не говорит, да и зачем? Оно прекрасная фигуристка и так долго удерживает звание лучшей за счет таланта и прекрасной работы на льду.

— Пытаешься у нее чему-то научиться?

— Я всегда стараюсь учиться у сильнейших, много наблюдаю за тем, как они отшлифовывают элементы катания.

— Ира, а экстремальные ситуации на льду часто случались?

— Не очень часто, однако случались. В этом году поехала на показательные выступления в Германию, и прямо перед выходом на лед сломался конек. Пришлось отложить выступление. Слава богу, это была всего лишь показательная программа.

— Какой элемент, по-твоему, самый сложный в фигурном катании?

— Да все, один без другого не может существовать. Труднее всего дается вращение, я все-таки больше люблю прыгать.

— А бывали моменты, когда хотелось все бросить и вообще уйти из спорта?

— Конечно, ведь я живой человек и подвластна капризам. В такие моменты надо перетерпеть и взять себя в руки.

— В жизни часто приходилось так поступать?

— Скорее брать себя в ежовые рукавицы. Ведь это большой спорт. В трудных ситуациях надо не уставать бороться и постоянно отстаивать свою точку зрения. Если что-то плохое случается, я тут же анализирую ситуацию, делаю выводы и стараюсь больше не повторять ошибок. И ещё — нужно приучаться к жесткому режиму дня. Разминка у нас начинается без десяти девять утра, в 9.30 — лед. Час катаюсь, потом еду домой, что-нибудь перекушу, потом обязательно посплю и вечером — опять на лед — до половины седьмого. Такая у меня жизнь: дом — лед, лед — дом.

— Каждый человек проходит тяжелые этапы в жизни. Были они и у тебя… Чего стоило пережить начало 1999 года, когда ты проиграла на чемпионате России и не поехала в Европу…

— Да, это был очень тяжелый период в жизни, но я его пережила и вообще не хочу о нем говорить. Я тогда много анализировала, а сейчас больше это пережевывать не хочется.

В этот трудный момент произошли и счастливые перемены — Ира вышла замуж. Её избранником стал студент 4-го курса института физкультуры. Сергей, как говорят, человек спокойный и уравновешенный и очень хорошо влияет на «взрывную» Иру.

— Придерживаешься ли ты какой-нибудь диеты?

— Лучшая диета — это стресс (смеется). Тогда обязательно похудеешь. А вообще ем я немного — полтора раза в день. Надо учиться укрощать вечерний аппетит. Если ем первое, не ем второе. Обожаю фрукты и овощи. А вообще-то я люблю готовить. Могу приготовить все, что душе угодно, тем более что у меня муж всеядный (смеется).

— Как ты думаешь, в чем залог твоего успеха?

— Работа, работа и ещё раз работа. Это в первую очередь. Что нарабатываешь во время тренировок, то и на соревнованиях показываешь. У меня как-то странно получается — выигрываю, потом пару дней хожу в эйфории, возвращаюсь домой, вешаю медаль на стеночку и опять мечтаю о новых победах. И никогда не тешу себя иллюзиями, что так будет всегда.

— Чего ты больше всего боишься?

— Потерять свое счастье. Ведь за все на свете надо бороться — и за «личное» тоже.

Жанна Громова: так хочется, чтобы она полностью себя реализовала.

К своему тренеру Жанне Громовой Ирина пришла шестилетней. В группе тогда занималось ещё 20 малышей.

— А каким образом среди этих 20 «цыплят» можно было выявить чемпионку Европы?

— Сразу ничего видно не бывает. Не для всех лед становится привычной средой обитания. Для Ирины лед — естественная среда, смысл жизни. Лично для меня меркой Ириного профессионализма стал тот момент, когда она в 15 лет выиграла чемпионат мира среди юниоров. Вот тогда можно было сказать, что среди остальных учеников растет настоящий спортсмен.

— У вас с Ириной характеры сразу совпали?

— Характеры могут и не совпадать. Но есть такая связка — «учитель-ученик». Если ученик чувствует, что учитель дает ему то, чего он хочет, и испытывает к нему доверие, тогда он остается у него заниматься. Учитель чувствует в ученике единомышленника, способного выразить его мысли и желания. Мы с Ириной единая семья — ведь 15 лет совместной работы — это не шутка. Между нами установились очень хорошие, теплые отношения: я была на Ириной свадьбе и была знакома с её будущим мужем с самого начало их знакомства. Ира нашла в нем единомышленника, он очень поддерживает её в спортивных достижениях.

— Можете вспомнить тяжелую, стрессовую ситуацию, из которой вам вдвоем пришлось выходить?

— Их было множество. Её ситуация — это и моя ситуация. Ведь спортивные неудачи иногда зависят не столько от человека, сколько от каких-то внешних обстоятельств, которые складываются не в нашу пользу. И все-таки из каждой стрессовой ситуации нужно выходить самостоятельно. Каким образом — другой разговор.

— А какой у Иры характер?

— Непредсказуемый, ершистый, подверженный частой смене настроений. После замужества она стала более спокойной. Если с чем-то не соглашается, может возразить, не «взрываясь». С детских лет Ира была очень работоспособной и шустрой девочкой. С большим упорством отрабатывала элемент за элементом, не боясь повторять его тысячи раз. Пока не добьется желаемого результата — не уйдет со льда. У Иры прекрасный прыжок, вращение, она многогранна и совершенна во всех видах. Однако её успех складывался не в один час и день. Шаг за шагом двигалась она к пьедесталу.

— Над чем, на ваш взгляд, Ирине нужно сейчас особенно поработать?

— Ей не всегда удается собраться на старте. Это очень сложная задача. На неудачу часто влияет волнение. Иногда желание победить и быть лучшей так захлестывают человека, что на какой-то момент сковывает его, а доли секунды в фигурном катании решают все. Очень часто мы по жребию вытаскивали последний стартовый номер. После разминки приходилось по сорок минут ждать своего выступления. А последней выходить на лед тяжелее всего. Когда долго ждешь своего выхода и напряженно наблюдаешь за выступлениями своих конкурентов, могут и нервы сдать. Я не устаю переживать за Ирину — так хочется, чтобы она полностью себя реализовала.

 

Беседовала Анна Пясецкая
© 2001 «Эхо планеты»

Версия для печати Версия для печати

© 2003-2017 Ирина Слуцкая.Орг. Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей. | (Реклама на сайте)