Афиша Биография ФотоГалерея Медиа Пресса Гостевая Форум Ссылки Контакты Ирина Слуцкая - Золото наших сердец

Версия для печати Версия для печати

Ирина Слуцкая: просто яркая звезда

Ирина Слуцкая — звезда. Настоящая. Это отнюдь не журналистский штамп и нисколечко не творческое преувеличение. Именем прославленной фигуристки, двукратной чемпионки мира и шестикратной — Европы, действительно назвали звезду. Маленькую звездочку в созвездии Водолея. Неплохой подарок, правда? Согласитесь, не каждый из нас может похвастаться, что у него есть собственная звезда.

Из досье «Независимой спортивной газеты»:

Ирина Слуцкая.
Родилась 9 февраля 1979 года в Москве.
В 2000 году окончила Московскую академию физкультуры.
Четырехкратная чемпионка России.
Шестикратная чемпионка Европы (1996, 1997, 2000, 2001, 2003, 2005).
Двукратная чемпионка мира (2002, 2005).
Серебряный призер Олимпиады в Солт-Лейк-Сити (2002).
Хобби: мягкие игрушки, автомобили «Land-Rover» и «Toyota Prado».
Любимые напитки: соки.
Любимый фрукт: дыня.
Любимый питатель: Михаил Булгаков.
Любимое литературное произведение: «Мастер и Маргарита».
Любимая музыка: рок, классика (Вивальди), русская поп-музыка.
Любимое кино: комедии и триллеры.
Любимый режиссер: Никита Михалков.
Девиз: никогда не падать.
Прозвище: Slute.
Любимые цвета: красный и розовый.
Домашние животные: пес Барс, ящерица по кличке Зеленый.
По знаку зодиака: Водолей.
Владеет русским и английским языками.

Впрочем, разве скажет кто то, что она не заслужила подобной чести? Никто прежде в женском российском фигурном катании не добивался подобных успехов. Никто прежде не выигрывал чемпионат Европы шесть раз вкупе с двумя мировыми триумфами. Но самого главного, олимпийского золота в копилке Ирины Слуцкой ещё нет. Хотя должно было быть.

…2002-й год. Солт-Лейк-Сити. Фаворитами тогда считались двое — Мишель Кван и Ирина Слуцкая. Преимущество накануне старта отдавали американке. Домашний лед и домашнее судейство могли стать решающими факторами в равной борьбе.

Но то, что произошло в итоге, нельзя было даже вообразить! В произвольной программе Кван упала. Жестокая, грубейшая техническая ошибка выбросила её из списка лидеров. Слуцкая — первая? Её выступление не оставляло в этом ни малейших сомнений.

Но не для того американцы организовывали Олимпиаду, чтобы так просто золото упустить. «Роялем в кустах» оказалась другая представительница США — Сара Хьюз. Фигуристка неплохая, но никак не олимпийская чемпионка. Руками итальянского арбитра, который ни с того, ни с сего поставил Слуцкой оценку 5,6 за технику — эдакий фатальный «неуд», именно Хьюз стала первой. Российской же фигуристке досталось лишь весьма огорчительное в данном случае серебро…

…В Краснодар Ирина Слуцкая прибыла в рамках шоу Ильи Авербуха и Ирины Лобачевой «Ледовая симфония-2005». И накануне выступления дала эксклюзивное интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».

От «Ледовой симфонии» — в восторге

— Ирина, как вам Краснодар?

— Наверное, красивый город. Извините, более точного ответа не дам: времени побродить по окрестностям совсем не было!

— Да уж, со свободным временем во время турне «Ледовая симфония» у фигуристов туговато. Тяжело работать в таком напряженном графике — что ни день, то выступление?

— Я к основной группе недавно присоединилась, у меня Краснодар — только третий город. Так что устать не успела. А вот ребята уже многое сделали: всю Сибирь с ледовыми концертами объездили.

— Каковы впечатления от самой идеи турне по городам России?

— Отличные! Атмосфера на наших выступлениях — просто замечательная. И команда у нас собралась очень хорошая.

— Кто вас пригласил участвовать в «Ледовой симфонии»?

— Организатор проекта — Илья Авербух.

— Согласились сразу?

— От предложения осталась в восторге, ведь в прошлом году у меня уже был опыт участия в аналогичном турне. Помню, очень тогда понравилось. Но в нынешнем сезоне обстоятельства складывались таким образом, что с первых же дней подключиться к ребятам я не смогла.

— И все-таки от идеи вы не отказались…

— Конечно! И при первой возможности примчалась к остальным.

Маленький кусочек золота скрывает многое

— Правда, что вас в фигурное катание бабушка привела?

— И откуда же эта дезинформация берется постоянно (улыбается)? В секцию фигурного катания меня отдала мама, когда я была ещё совсем ма-а-а-сенькая. Мне тогда ещё и четырех лет не исполнилось. Я постоянно болела, и врач сказал: «Отдайте ребенка закаляться!» Фигурным катанием в ту пору занимались в основном на улице — в крытые катки доступ был только профессионалам. Закалка получалась серьезная: на улице «минус пятнадцать», «минус двадцать» — а мы катаемся. Вот меня и отдали закаляться. Закалилась!

— Вы — шестикратная чемпионка Европы. Какой из этих титулов особенно дорог?

— Каждый из них давался с огромным трудом! Нельзя так: выделить один — и все на этом. Каждая победа ценна по-своему. А если уж выделять что то, так назову выигранный чемпионат мира нынешнего года. Это была тяжелая, великая победа.

— После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити радость от чемпионских титулов, наверное, особенно острой стала?

— Чемпионство — всегда чемпионство. Смотришь на медаль и понимаешь: в этом маленьком кусочке золота лежит очень многое. Там скрыто столько затраченных сил, нервов, переживаний! Переживаний, причем, не только моих, а ещё родителей, тренера, болельщиков… Все в этом маленьком кусочке золота.

— Кто на сегодняшний день — ваши главные соперницы на мировых первенствах? Мишель Кван? Сара Хьюз? Саша Коэн? Или кто-то ещё?

— Честно говоря, нельзя кого-то одного в качестве конкурента рассматривать. Потому что новая система судейства позволяет даже с не очень высокого промежуточного места вскарабкаться очень высоко. Соперником может стать каждый.

— Ваше мнение о новой системе судейства? Теперь учитываются не все, и даже не большинство оценок, а только выбранные компьютером…

— За компьютером ведь все равно сидит человек, верно? С этих позиций мало что изменилось. С другой стороны, теперь можно посмотреть, за что ты получаешь именно такой балл, а не какой-то другой.

— Значит, довольны нынешней системой судейства?

— Она немного недоработана. Думаю, систему ещё в течение нескольких лет следует совершенствовать, чтобы, в конце концов, она приблизилась к идеалу.

— Какие-то конкретные пожелания к доработкам у вас есть?

— Полагаю, это не моя работа. Мое дело — кататься, а правила пусть другие разрабатывают и шлифуют.

В Турин? Хочу

— Расскажите о своих победах на чемпионатах мира. Прежде всего, в 2002-м году, когда Ирина Слуцкая впервые стала сильнейшей на планете…

— Сами понимаете, психологическое состояние было не сахар. Чемпионат мира проходил после Олимпийских игр, где мне, скажем так, «недодали». Американки приехали очень сильные — только олимпийской чемпионки Сары Хьюз не было. Она, кстати, едва ли не все ведущие старты потом пропустила, что самое интересное. Мне же очень хотелось выиграть. Очень! И вместе с тем отлично понимала: шаг влево, шаг вправо — и я не буду чемпионкой. Но удалось пройти точнехонько по победному пути…

— В марте 2005-го в Москве побеждать было попроще?

— В какой-то мере. Сами понимаете: родной город, трибуны за тебя, все верят, переживают… Это и ответственность дополнительную накладывало, с другой стороны. Но, так или иначе, — я выиграла! И это здорово.

— Для вас принципиально было отпраздновать триумф в столице?

— Я ещё когда начинала сезон — очень-очень хотела быть лучшей! И когда в первый день чемпионата сделала помарку, помню, расстроилась жутко. Подумала: ну неужели должна уступить свое место кому-то другому?! Столько бороться и в конце концов уступить… Ну нечестно это, нечестно! И стала бороться до конца.

— Почему все же не отдали вам судьи победу в Солт-Лейк-Сити? Это слабости Российской федерации фигурного катания?

— Не хотелось бы ворошить прошлое. Что случилось, то случилось. Значит, так было предрешено свыше. Радуемся тому, что есть, и будем бороться дальше!

— На Олимпиаде-2006 в Турине планируете выступать?

— Сначала в моем графике стоят этапы Гран-при, потом чемпионат России, где происходит отбор на первенство Европы. Этим пока и живу. А до Турина далеко ещё!

— Но желание-то отправиться на Аппенинский полуостров присутствует?

— Пока, да.

Не надо Бога гневить!

— Никогда не жалели, что пошли в вид спорта, где судьбу медалей решают другие люди, судьи? Занимались бы, к примеру, шахматами — там достигнутый выигрыш никто уже не отнимет…

— Вы знаете, когда я маленькой была, особенно и не выбирала, куда идти. И раз уж у меня такая судьба получилась, нужно быть довольной тем, что имею. Нельзя Бога гневить- вот, дескать, что-то в жизни не так происходит! Если бы все получалось именно так, как мы хотим, жизнь была бы на редкость скучной штукой. У меня есть мое фигурное катание, и я очень этим горжусь.

— Есть мнение, что российскому фигурному катанию угрожает серьезный кризис. Денег нет, катков нет, многие специалисты уезжают за рубеж и там растят российским фигуристам конкурентов. Согласны с таким высказыванием?

— Не совсем. На самом деле, за рубежом не так уж много тренеров работает. К тому же, если у фигуриста возникает желание сменить наставника, не так трудно провести соответствующие переговоры. В том числе и с кем-то из тренеров, работающих за границей. Так что если и есть подобного рода проблемы, то они решаемы.

— С катками тоже не все так плохо?

— Катков у нас много, поверьте, тренироваться есть где. Правда, не всегда удается поработать в хороших условиях. С этим действительно возникают определенные трудности.

— Что думаете о будущем российского фигурного катания?

- Хочется верить в лучшее. Сегодня наш резерв не особенно силен, но я надеюсь, через несколько лет талантливая молодежь подтянется. И наша, российская, держава будет привычно сильнейшей.

Порой хочется покоя

— Случались ли у вас в жизни моменты, когда хотелось все бросить и заняться чем-нибудь другим?

- Все мы живые люди. Порой работаешь, работаешь, все до блеска отрепетируешь. А потом выходишь на каток — и не получается! Ужасно обидно бывает, иногда и бросить хочется. Но вера, стремление к вершине всякий раз побеждают.

— Какие поражения были самыми болезненными?

— Меня тренер и мама учили философски относиться и к успехам, и к неудачам. В каждом поражении есть своя победа. Это своеобразный урок. Если сумеешь нужные выводы сделать из своих провалов — ты настоящий профессионал. Поражение — ещё не конец света. Наоборот, после него начинаешь работать с удвоенной энергией. И… получается лучше!

— Самый счастливый миг карьеры?

— До сих пор перед глазами стоит победа на последнем чемпионате мира. Больше месяца прошло, но если смотрю запись, слезы на глазах выступают. Я-то знаю, через что пришлось пройти. Не почувствовав, невозможно это понять. Каково это, когда просыпаешься утром, а ноги не двигаются. Когда ты идешь, а в спину шипят: «Ну все-все, уходи побыстрее!» А ты берешь, и опять выигрываешь! Вы не представляете, какие это эмоции. Поэтому, наверное, празднование победы и вылилось в такую бурную радость, едва ли не истерику.

— Что для вас фигурное катание?

— В данный период жизни, во-первых, моя профессия. Во-вторых, мое хобби. А в третьих, знаете… Фигурное катание занимает где-то девяносто процентов моего времени. Так что сейчас оно — смысл жизни. Но, к сожалению, это не будет длиться вечно…

— Вы сказали, что девяносто процентов вашей жизни — фигурное катание. Что делаете с оставшимися десятью?

— Стараюсь отдать их своей семье.

— А как отдыхаете?

— По-разному. В кино и в театре, на сноуборде и на велосипеде. Порой, выбираюсь в лес — просто погулять, ландыши пособирать.

— Карьера профессиональной фигуристки — беспокойная штука…

— По правде говоря, иногда хочется покоя. В жизни бывает слишком много сумбура, ажиотажа. В таких случаях появляется желание уйти куда-нибудь и побыть одной.

Мой девиз — не падать вниз!

— Считается, что в фигурном катании, благодаря «всесильности» судей, некоторые медали можно заранее «расписать»…

— Иногда такие попытки бывают. Но вы знаете, лед — скользкий! Человек может ошибиться, поскользнуться, упасть на ровном месте. Разговоры о «расписанных» медалях ближе, наверное, к танцам на льду.

-То есть судьи решают многое, но не все?

— Именно так.

— Говорят, профессиональные фигуристы никогда с коньками не расстаются. Что на сей счет скажете?

— Ну что значит — «никогда»? Когда спать ложусь, они у меня в чемодане лежат или в ящике на стадионе (смеется). Под подушку себе их не кладу, уж поверьте!

— В 2003 году у вас появились именные золотые коньки с надписью «Irina Slutskaya». На них до сих пор катаетесь?

— Точнее, на их модернизированной версии. Речь ведь идет не об одной паре, а о целой серии, модели коньков. Любой желающий может купить такие. Полмира на них катается!

— Свой девиз «никогда не падать» придумали сами, или это какая-то цитата?

— Как-то само сложилось: «Мой девиз — не падать вниз!»

— Что о ближайших планах скажете?

— Ничего не скажу. По той простой причине, что никаких планов я не строю. Живу сегодняшним днем. Все, что в настоящем есть, — хорошо.

Муж, собака и игуан

— У вас в определенный момент карьеры существовали трудности в общении с прессой…

— Не назвала бы это трудностями. Просто надоело читать бред про себя. Когда произносишь «а», а за тебя договаривают весь алфавит… Когда я читаю про себя, что мечтаю стать образцовой бабушкой… С такими людьми стараюсь больше не общаться.

— Слышал, роль домашнего любимца у Ирины Слуцкой исполняет игуана, точнее, игуан. Кошка или собака — ещё куда ни шло. Но почему ящерица?

— Меня все спрашивают: «Ира, зачем тебе это?» А я, помню, давно её увидела, давно хотела. В итоге пошла на рынок, купила. Теперь вот сидит в террариуме. Зачем нужна мне? Не знаю. Забавное зеленое животное, наблюдать за ним очень интересно.

— Кто его кормит в ваше отсутствие?

— С подобными вопросами интересно получается. У меня есть муж, есть собака и есть игуан. «Ира, — говорят, — кто у тебя гуляет с собакой?» «Муж!» «А кто ухаживает за игуаной?» «Муж!» «Кто по дому работу делает пока ты в разъездах?» «Муж!» В общем, все муж делает. Со всеми моими зверьми, цветами, грядками — все муж! Я только завожу животных, а ухаживать за ними у меня времени нет. И мне за это частенько попадает! (смеется)

— А вы сами из еды что предпочитаете?

— Я варю супы. Густые такие, наваристые. Такие, что и на первое, и на второе есть можно. Само собой, фрукты люблю, овощи… Все ем. Но — в ограниченных количествах!

— У вас есть кумиры?

— Да нет, наверное. В спорте никогда не пыталась кому-то подражать, быть на кого-то похожей. Стараюсь быть самой собой. А в жизни… Тут, опять-таки, не кумиры, а уважаемые люди. Например, мои родители.

— В вашу честь назвали звезду в созвездии Водолея…

— Это давно произошло, лет пять назад. Тогда дарить звезды модно было. И один журнал (не помню какой) действительно подарил мне звезду.

— И сертификат соответствующий имеется?

— Да, стоит дома. Пыталась я как-то в микроскоп, ой… (смеется) …в телескоп рассмотреть свою звезду — какая-то там светится. Вроде, моя.

Собираюсь быть фигуристкой…

— У вас существует большая хрустальная мечта?

— Если раскрыть мечту, она не сбудется. Поэтому я вам её не скажу.

— Но мечта есть?

— Я живой человек — конечно, есть! Я ведь такая же, как все, смотрите: руки, ноги…

— Пару лет назад в интервью вы назвали себя человеком капризным и упрямым. Можете сегодня повторить подобные слова?

- Могу. Понимаете, столько мужества требуется, чтобы выходить на арену и бороться, что в некоторых случаях эти грани характера даже помогают. Однако капризность я, вообще то, не приветствую. Упрямство когда-то помогает, но иногда — просто сама себя мучаю. И тогда думаешь: а не пора, наконец, остановиться?! Возвращаясь же к капризам… Порой, можно и покапризничать. Я — женщина (смеется)!

— Вы вроде бы собираетесь по окончании спортивной карьеры стать телеведущей. И даже прошли обучающие курсы в Останкино…

— Пока собираюсь быть только фигуристкой. Об остальном же буду думать позже. А курсы — да, закончила. Я вообще, очень много учусь. Чтобы быть подготовленной к тому моменту, когда со спортом придется расстаться, и нужно будет начинать новую жизнь.

— Поступление в театральный институт — тоже в рамках такой подготовки?

— Тоже.

— На каком курсе сейчас учитесь?

— Об этом не рассказываю. Учусь — и все. Там много разных специальностей, курсов, но подробностей я не раскрываю. Чтобы не было лишних вопросов и разговоров.

— Приходилось читать, что вы верите в судьбу…

— Я в судьбу не верю, вы что?! Мы сами делаем свою судьбу, вот этими самыми руками. Всего, что происходит в жизни, достигаем своим трудом. Я в этом ни секундочки не сомневаюсь. Ни секундочки!..

Антон Тихий
«Независимая спортивная газета», № 20 (45), 24.05.2005 г.

Версия для печати Версия для печати

© 2003-2017 Ирина Слуцкая.Орг. Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей. | (Реклама на сайте)